Индекс материала
2009 г. История о горном походе с 1 по 10 мая из Теберды в Архыз по дням, минутам и часам, поведанная его участниками.
Азгекское ущелье
Большая Марка
Аксаут
Северо-Каракайский
Озерный
Все страницы
Дневник горного путешественника, рассказанный Анастасией Пилипенко и Виктором Жижиным

Капитан Лёша и храбрая его команда - Артур, Валя, Витя, Настя и Слава.
 
1 мая.
8.30 - выезд из Ставрополя на автобусе "Икарус". Артур поделился с Витей своими наблюдениями: "Когда я надел рюкзак, то понял, что нужно было больше бегать". "Да" - подумал тот - "Горный туризм, как вид спорта, характеризуется умением перетаскивать мешки с лямками по пересеченной местности, причем весьма пересеченной…"
9.30 - хлоп! Поломка автобуса. Со звуком, похожим на выстрел, навернулась пневмоподушка, не выдержавшая нагрузки в виде трех десятков "мешков с лямками" в комплекте с их владельцами.
10.30 - продолжение пути, за окнами автобуса мелькают, как частокол, дома населенных пунктов. Была одна остановка в поселке Орджоникидзевском, где Леша провел мероприятие по акклиматизации команды, предложив каждому полулитровый пузырек жидкого снадобья. Этикетки на пузырьках гласили, что сие есть "Пиво карачаевское живое". Акклиматизировались до прибытия к месту назначения.
14.30 - заезд в Теберду, переодевание, сбор рюкзаков, настраивание вспомогательных средств передвижения в виде трекинговых палок по росту и…
14.50 - …выход на маршрут.
15.30 - 16.30 - перекус на высоте 1500 м под большой сосной. Неучтённых продуктов, предназначенных на съедение в автобусе и в обед на перекусе, оказалось больше, чем могло влезть в желудки. Сработал принцип "на себя и на того парня", в результате оставшееся отложили на завтрак 2 мая. Отложенного, однако, хватило и до завтрака 3 мая. Валя всячески опекает Славу, для того это второй поход в горах и первый в условиях мая, в то самое время, которое называется периодом межсезонья. Витя сказал Вале, что ей, как и руководителю группы Лёше, есть, кем командовать. У Артура и Насти статус новобранцев - для них это вообще первое в жизни серьезное путешествие по местам с "повышенным коэффициентом выживаемости".
17.00 - прошли два " тягуна". Подъем на 130 м от места перекуса некоторым участникам команды дался тяжело, сказался плотный перекус. "Жрать меньше надо!" - мысленно прокомментировал ситуацию Витя, шедший в середине растянувшейся цепочки, притормаживая рвущихся вперед и поглядывая за отстающими. Почти всех тянуло в сон. После жалоб Вали на зевоту ей был прописан "Аэровит". Помогло, но больше в моральном плане. По крайней мере, прекратились попытки улечься на обочине дороги и заснуть. На этом участке пути нас обогнала группа, ехавшая в том же автобусе, что и мы. Она в хорошем темпе уверенно свернула с дороги на боковую тропу и скрылась в лесу, чуть было не утянув за собой и нашу компанию. Витя, знающий эти места, вовремя пресек попытку наиболее резвых товарищей упасть на хвост ушедшим вперед "партизанам", указав пальцем направление к очередному "пыхтуну".
17.40 - так! На очередном привале нас опять догнала та же группа, она сбилась с пути и зашла в тупик, в результате чего потеряла время. Её руководитель молодец, умеет не только петь и играть на гитаре, о чем мы узнали ещё в автобусе, но хоть и с опозданием, делать верные ходы.
18.10 - на привале Артур сообщил, что и его "накрыла горняшка". Как и Вале, ему были прописаны 2 таблетки "Аэровита". Валя тем временем ушла вперёд, постепенно ускоряясь под воздействием того же снадобья. Витя подумал, что по многу таблеток всем давать нельзя - удерут в Архыз уже на следующий день, ищи потом!


Азгекское ущелье и разноцветье палаток у его устья.

18.20 - прошли мимо поляны, возле устья ущелья Азгек, на которой несколько Ставропольских групп уже разбили лагерь. Но это место не для нас, нам надо догонять Валю, которая где-то впереди набирала высоту.
18.50 - привал, Слава совсем выбился из сил. Рецепт от врача - 2 таблетки "Аэровита". Нас догнал Артур, сильно отставший до этого. Видимо, "Аэровит" - универсальное средство от рук, от ног и головы - сделал своё дело, надо же! Артуров организм - не исключение, тоже заработал!
19.20 - пришли к месту ночёвки, в пастуший кош. Пока Слава, Лёша и Артур забивали окно найденной мешковиной, Валя, Настя и Витя наводили комфорт в найденном жилище. Борщ готовили долго и ели тоже долго, так как ужин был приправлен взамен забытого дома лаврового листа историями из прошлых походов. Настя внесла предложение включить "треп по делу и без оного" в раскладку по продуктам. Для аппетита приняли коньяк с шоколадкой, борщ до конца не доели и оставили на утро. После борща ещё подзаправились ликёром собственного приготовления из настоянного на лимоне и разведённого водой спирта.
Рецепт приготовления огненной воды по мотивам книги "О вкусной и здоровой пище"

1. Водка - содержимое малой ёмкости (рюмки, стакана, фужера, кружки) наполненной из большой (бутылки, графина, канистры, бочонка) с лимоном и спиртом разводится водой на одну треть. После приема внутрь занюхать рукавом или носками.
2. Ликер - содержимое малой ёмкости наполненной из большой разводится на половину, употребляется так же внутрь, занюхивается шоколадной оберткой.
3. "Лосьон" - разводка все той же малой ёмкости выполняется на две трети, применение - протирание пропитанным тампоном укушенных местной фауной мест, затем выжимку из тампона употребляют традиционным способом для дезинфекции тех же мест изнутри.
4. Лимонад - оставшийся в большой ёмкости проспиртованный лимон разбодяжить водой до окончательного заполнения объема. Применение находит как жаждоутоляющее, а в подогретом виде выполняет функцию туалетной воды.

23.00 - наконец-таки улеглись спать. Валя, Слава и Настя спали на железных кроватях с пружинной сеткой, остальные на полу. Витя заснул раньше всех и не преминул сообщить об этом всем остальным своим храпом. Видимо, ещё в этот день, он решил, что участникам команды не нужно расслабляться, а стоит "беречь время".
2 мая
6.00 - первым на ногах оказался Витя. И неудивительно, ведь он моментально выключился вечером и спал как младенец, в мыслях распорядившись другим "беречь время". По собственным признаниям, Витя, Валя и Слава спали крепко. Вот только ночью из-за съеденного чеснока и лука Славу беспокоил не то желудок, не то жёлчный. Настя долго не могла заснуть и периодически просыпалась из-за громкого храпа. Тяжелее всего пришлось Лёше и Артуру, так как они находились в непосредственной близости от эпицентра храпа. Лёша сказал, что практически не спал. Завтрак прошел быстро, больше времени заняла укладка рюкзаков с учетом того, что должно быть рядом, что сверху, а что понадобится только на ночевке.
8.25 - вышли на маршрут. Вале и Славе идти тяжело. Некоторое оживление вызвал "бревноход" через Муху. Здесь повстречали туриста из Москвы увешанного со всех сторон фототехникой. Он пожаловался на обилие снега и плохую погоду. Нам пока что жаловаться было только на вес рюкзаков.
9.30 - 9.50 - привал перед подъёмом на перевал Мухинский, надевание бахил, обмазывание солнцезащитным кремом. Витя провёл мастер-класс по нанесению крема толщиной в несколько миллиметров. Другие от него не отставали…

10.50 - привал на снежных склонах перевала, остановки для отдыха увеличиваются в количестве и по времени. Второе дыхание, и последующие за ним, неизвестно куда пропали. Лидируют Леша и Артур. Они значительно опередили на склоне остальных.
12.40 - Лёша, Артур, Настя и Витя на седловине перевала. Дует пронизывающий ветер. Перед нами на перевал поднялись двое ребят из другой Ставропольской группы, сильно растянувшейся в Мухинском ущелье. Они угостили нас курагой и шоколадом. Тур на перевале нашли не сразу, он оказался на спуске несколько ниже седловины. Лёша извлёк из банки записку группы из Арзгира в составе 19 человек, которые успели оказаться здесь первыми. Ежась от порывов холодного ветра, поспешили вниз, где среди снега местами проблескивала вода ручья Малой Марки, а на противоположном хребте была видна седловина перевала Гарпун - следующего на нашем маршруте. Ох, и далеко же еще до него!

У перевального тура.
Отсюда виден следующий перевал - Гурпун.
13.40 - Валя первой спустилась с перевала - на спуске она оказалась самой быстрой. За Валей последовали Лёша, Витя, Артур и Слава. Через полчаса после Вали пришла Настя, почувствовавшая на спуске слабость из-за резкого перепада атмосферного давления. Сил ей едва хватило дотащить к привалу у речки сломанные палки.
14.20-14.30 - для борьбы со слабостью Настя приняла ножные ванны в ледяной воде и постирала носки. Затем все набросились за еду. После перекуса потратили полчаса на личные дела. Судя по всему, с наибольшей пользой для организма это время провёл Слава, пригревшись под солнцем и впав в сладкий сон.
15.50 - продолжение спуска. Подход под перевал Гурпун оказался довольно трудным для новобранцев: крутой спуск между деревьями с буреломными участками по оледеневшему снегу. Было скользко и некоторые участки поневоле пришлось "пройти" на пятой точке. На снежной тропе при близком рассмотрении были обнаружены следы "кошек", кто-то прошел здесь в них, вызвав у нас искреннюю зависть.
17.00 - конец утомительному спуску! На большой поляне у слияния Малой и Большой Марки - палатки туристов из Москвы. Они завтра должны через Муху попасть в ущелье Азгека, а нам надо сегодня на левый берег Большой Марки, где стоит небольшой бревенчатый кош, в котором можно заночевать.
18.20 - еще раз перешли Малую Марку, Настя, поскользнувшись на камне, намочила обувь, штаны и рюкзак. Похоже, что ей по душе водные процедуры. Витя и Лёша пошли на разведку - искать переправу через Большую Марку и заодно просмотреть подъём на Гурпун. Переправу нашли - два узких длинных бревна, протянутые на высоте более метра от речки. Купаться в реке никто не захотел, выбор был сделан в пользу бревнохода. Артур на середине бревна позволил себе даже сделать ручкой в сторону фотооператора, запечатлевающего момент. Остальные ограничились повизгиваниями и похрюкиваниями, крепко сжимая палки и зубы. Через десять минут страха мы собрались у коша, оказавшимся вполне приличным. Лишь широкие нары потребовали небольшого ремонта. За ужином на высказывание Вали о том, что она упрямая и вредная, Витя в очередной раз не промолчал: - "Так, если ты утонешь, то искать тебя нужно вверх по течению реки?". Долго не могли уснуть. Артур, Лёша, Настя и Валя всячески пытались "беречь время", заливаясь хохотом (с чего именно, сложно вспомнить).


Бревноход через Большую Марку.
Сквозь карниз на перевал Гурпун.
3 мая.
Пожалуй, ночёвка во втором коше под Гурпуном была самой жаркой, так как мы спали в тесноте. Утром Артур выдал: "Пока я не снял майку, горняшка не отпустила". (Закономерную жару в деревянном коше, тёплым спальнике и одежде, Артур принял за проявление горняшки :).
6.00 - подъём, в горах непогода - туман и дождь, перемежающийся с редким снежком. Выход на перевал под вопросом, ждем…
7.30 - 8.00 - дождь закончился, чуть-чуть распогодилось, ждем еще чуть-чуть…
9.10 - выход под перевал. Склон по большей части травянистый, идем вдоль русла жиденького ручейка, временами пересекая его. Парочка уларов приветственно помахали нам крылышками и улетели к югу, где, наверное, спряталось солнышко.
11.30 - пробив снежный карнизик, мы вышли на седловину перевала. Высота 2490 м. Далеко внизу видна ленточка Аксаута, до нее спускаться и спускаться. Отдохнули и пошли… Спуск оказался довольно долгим и разнообразным в плане рельефа: крутой травянистый склон, заснеженный буреломный лес и рыхлый, местами потрескавшийся снег сошедшей ранее лавины. Очень понятным стал физический смысл слова "обезьянить".
14.40 - остановились на обеденный перекус, так и не добравшись до Аксаута. Единогласно решили переименовать перевал Гурпун в Дурпун и присвоить ему "НК" - наивысшую категорию.

15.50 - продолжили спуск по лавинному конусу.
16.40 - началась ровная долина.
17.10 -17.20 - период весёлой переправы через Аксаут. Из-за вероятности намокнуть до пояса, решили переходить босиком и без штанов, но в трусах. Истерический смех заразил Лёшу, Настю и Валю еще до погружения в речные воды. Был снят запрет на использование нелитературных слов для выражения своих чувств и эмоций. Сцепившись локтями, с рюкзаками на плечах мы шагнули по колено в ледяную воду. Скользя по камням, иногда "переплывая" через них в тех местах, куда нас затаскивали заботливые соседи по локтю, двинулись к другому берегу. Витя назвал этот способ переправы таджикским. Валя всё-таки не выдержала такого эмоционального напряжения и, полметра не дойдя до берега, приняла позу братьев наших меньших, залившись нескончаемым смехом. За четверть часа, отсмеявшись и отжавшись, мы привели себя в надлежащий вид и двинулись дальше. По ощущениям многих из нас, после переправы ушла усталость из ног.

Бивачные хлопоты.
У костра Слава.
18.30 -встали лагерем на берегу Аксаута, у опушки соснового бора. Развели для души костер. На ужин была уха, но не из форели, а из сардин. При разборе дня полета Витя сообщил, что всем участникам прохождения перевала присвоено почетное звание - "Гурпунёр". Сообщение наполнило сознание гордостью за себя, любимых. Приятно, когда твои старания получают соответствующую оценку!
4 мая
6.00 - подъём, погода великолепная. Далеко впереди видна вершина Каракая, чуть розоватая в лучах встающего солнца. В ее северном ребре находится наш следующий перевал.
8.15 - выход по направлению к базе МЧС. Идем по хорошо накатанной грунтовой дороге, делая краткие остановки для отдыха через каждые 40-50 минут, не переставая общаться и обмениваться впечатлениями. На какое-то высказывание Вити Лёша, как один из персонажей в басне Крылова, открыл рот со словами: "А у меня есть волшебная конфетка" и выронил её изо рта, а Витя с улыбкой ответил: "Не хвастай!"
11.20 - на привале Артур высказал философскую мысль, что именно такие события или отрезки времени, как поход, запечатлеваются надолго, и с годами будет, что вспомнить как яркие пятна на полотне жизни, а затем предложил закрепить воспоминание сухарями, оставшимися с завтрака. Умная мысля сослужила хорошую службу - настроение группы заметно улучшилось, дух воспрял и сил прибавилось.

В пути встретился большой синий плакат, возвещавший о начале пограничной зоны с запретом посреди прочих стрелять в сопредельную сторону. Заподозрив наличие рогатки у Насти, Лёша тщательнейшим образом перетряхнул содержимое её рюкзака. Ни рогатки, ни пращи не обнаружилось, зато уложенный по-новому рюкзак стал гораздо удобнее. Настя заметно прибавила в темпе…
13.20 - подошли к базе Карачаево-Черкесской МЧС, оставив за плечами около 20 километров. Благодаря старому знакомству с хозяевами базы мы обосновались на полуднёвку в двухэтажном домике, похожем на избушку бабы Яги, и посетили баню.


Течет Аксаут - белая вода.
Наш приют - избушка.
Воспоминания о парилке и горячей воде ещё настойчиво будут бередить наши души на другой день, когда мы пойдем к определяющему перевалу похода - Северной Каракае. Эмчеэсовцы поведали о двух группах из Краснодара, которые собираются идти на тот же перевал что и мы, но ждут когда кто-нибудь пойдет первым, не желая тратить свои силы на прокладку трассы. Лёша с Витей сходили на берег Аксаута, поглядели на предстоящий путь - до неба уходящий склон, испещренный в стиле черно-белой графики скальными ребрами, снежными склонами и гривками криволесья.

Чьих либо следов на склоне нет. Переглянувшись, решили - завтра идем полюбому, ждать никого не будем. Завтра будет только завтра, а пока… сладкая истома в бренных телах, сытный обед, плавно перетекший в ужин, сдобренный порцией "командирских", свежая после стирки одежда, пахнущая сосновым деревом комната, в которой прямо на полу расстелили карематы и спальные мешки. Какие там Сейшелы и Канары, Египет с его пирамидами! Тут наше! Тут!
5 мая
День оказался насыщенным экстримом и испытаниями, как и хотел или, может быть, не хотел Артур. В начале подъёма к перевалу Северо-Каракайский он заявил, что наконец-таки началось что-то действительно стоящее и интересное. Похоже, что при этих словах у остальных зашевелились бейсболки и банданы от приподнятых торчком ушей.
5.00 - подъём и завтрак. За пределами "бабкиёжкиной" избушки - дождь пополам со снегом. С 7.00 до 7.30 ждали, пока прекратится снег. Потеплело, вместо снега пошел просто дождь. Парадом сегодня командует Витя. Без всякого снисхождения он выгнал всех на улицу и повел к берегу Аксаута.

7.30 -переправа вброд через два рукава Аксаут. Вода сверху, вода снизу. Повторно испытываем на себе прелести скользких камней и леденящего потока, мягко огибающего все формы нижней части наших тел. Где ты, вчерашняя сауна?
8.30 - начало подъёма на перевал Северо-Каракайский по резко набирающему высоту снежному склону, на котором изредка проступали травянистые проталины, местами прорезанные тропой. Внизу видны палатки краснодарцев, взгляд наверх ловит заснеженные склоны, сливающиеся в тумане с серым небом.
9.00 - подобие тропы потерялось под глубоким снегом. По описанию пути надо уходить влево и вверх, но где проход? Везде клешнястые сучья березового криволесья, да мрачного вида крутые выходы скал, куда не наступи - проваливаешься в снег выше колена. Остановка, Витя сбросил рюкзак и полез вверх, за перегиб, искать дорогу, за ним рванулся Леша, но догнать не успел. Через полчаса Витя появился, но уже снизу и похвалился, что повстречал горную козу, которая подсказала ему куда идти. Подождали спускавшегося сверху Лешу, вскинули на плечи рюкзаки и, цепляясь ледорубами за склон, продрались к узкому заснеженному кулуару. Тут пришлось выбивать ступени и вылезать по короткому, но крутому бортику кулуара на ребрышко с частым березняком, поочередно передавая из рук в руки рюкзаки.

В зарослях березового криволесья.
По медвежьему следу.
10.30 - только отдышались, как появилась новая проблема - мы все застряли на крутом оледеневшем склоне и простояли без движения минут сорок, пока Витя, ставший руководителем в этот день, прокладывал тропу - полку сквозь снежный надув под скальной стенкой. За ним у начала полки расположились Настя, Валя и Слава. Лёша стоял ниже на прорубленных в наледях ступенях. Артура загнали чуть выше полочки на скользкие травяные кочки, на которых он с трудом удерживал равновесие. В это время Витя змеёй ввинчивался в рыхлый снег, постепенно расширяя и трамбуя проход. Медленно и осторожно мы выбрались по нему, снова участок криволесья, за ним путь преграждает снежная стенка с медвежьим следом. Витя без остановки полез по этим следам, сказав, что мишка там нас ждать не будет, его надо догонять, пока след не засыпало. Все это было только начало "стоящего и интересного". Усилившийся дождь постепенно перешел в снег и снежную крупу. После небольшой потери высоты нас ждал новый подъём с траверсом склона, карабканьем наверх через ветки, подъёмом рюкзаков и крутым спуском по снежным ступеням. Пройдя этот трудный участок, Валя сказала, что дальше будет легче - только идти, идти и идти. Кто же знал, что дальше придётся не только идти, но и ползти.
14.00 - вышли на небольшую площадку, под которой из под снега выплескивался небольшой ручеек. Решили перекусить. Практически все промокли до трусов, а те - до нитки. Витю трясло от холода, он предложил поставить лагерь и устроить полуднёвку. Все высказались за то, чтобы идти дальше до тех пор, пока будет хватать сил. Пожалуй, этот момент можно назвать кризисным для группы и, в особенности для Вити, как временного руководителя. Перекус оказался как никогда быстрым и очень сплочённым. Сначала все приняли "горячительного для сугрева" и спрятались под полиэтилен. Когда горелка пришла в боевую готовность, мы образовали полиэтиленовый купол над импровизированным столом и принимали пищу из рук друг друга. Одна рука у каждого была занята сохранением конструкции купола, другая придавала движение ложке, движущейся по кругу. Энергетическая смесь, приготовленная Валей специально для подержания боевого духа команды в походе, оказалась как нельзя кстати. Слава высказал особую благодарность всем за то, что уничтожили смесь до последней ложки, тем самым облегчив его и без того тяжелый рюкзак.
15.15 - продолжили подъём на перевал. Сначала снег "держал" и тропёжка отбирала немного сил, но это счастье длилось недолго. Основную часть пути тропили Лёша и Настя - под ними в силу небольшого веса снег проваливался относительно неглубоко. Шедшие вслед за ними укрепляли и расширяли набитые ступени. Слева от нас чернели сквозь хлопья снега и туман скалы Каракаи, а вперед и вверх уходил беспроглядный снежный склон.

18.50 - Витя дал команду становиться на ночёвку, не дойдя до перевала, мотивируя её необходимостью вытаптывать площадки для палаток, усталостью группы и отсутствием воды для ужина, которую нужно вытапливать из снега, что требует значительного времени. Последний час тропёжки оказался особенно тяжелым - все проваливались по пояс, ледоруб уходил в снег вместе с рукой по локоть, а до перевала оставалось ещё приличное расстояние. К биваку самыми промокшими пришли Валя и Витя. Витю снова пробирала дрожь, у Вали кружилась голова. Лёша стал вслух сомневаться в том, что сможет ли он здесь уснуть. Нелегко пришлось и Славе - ему пришлось готовить и караулить ужин, стоя под снегопадом у горелки, на которой топилась вода для супо-каши и чая.

Наша кухня.
Ужинали поздно, уже после 22.00, расчистка площадок и установка палаток заняли много времени. Дела хватило для всех, растрепанные чувства пришли в порядок. Ужинали в большой палатке, где жили Валя со Славой и Настя. Лёша терпеливо ждал, когда Артур поднимется и освободит ему выход, но Артур в очередной раз выдал, обращаясь к Лёхе: "Я не хочу уходить (в свою палатку) - у твоего спальника температурный комфорт -5°С , а у моего +5°С" :
23.00 - Настя про себя подумала, что сегодня участники команды как никогда почувствовали вкус жизни, который зачастую теряется в серых буднях. Да, как не парадоксально, трудности порой украшают нашу жизнь, если их нет, то не о чем потом будет вспоминать и рассказывать. Ну, если у кого в уме и возникнет образ барона Мюнхгаузена, то мы не обидимся, наши реалии куда как круче!
6 мая
6.00 - подъём, всю ночь валил снег, полу засыпанные палатки едва различаются посреди плато. Леша признался, что он все-таки спал часа два. Пьем чай на воде из снега, заедая его вафлями и печеньем, собираем лагерь. Витя тормошит всех - давай, давай, скорее, скорее! И первым по колено в снегу уходит с места стоянки к перевалу, едва угадывающемуся в белесом тумане.
8.40 - выход на маршрут, снег не держит. Когда Лёша устал тропить, Слава следом за ним пополз на четвереньках, уминая и трамбуя рыхлый снег тяжестью своего тела. На последней сотне метров вперед опять вышел Витя, сбросил рюкзак, протропил крутой взлёт и, пробив стенку карниза на самом верху, вылез на седловину перевала.


Валя выходит на перевал.
Лёша рвется к перевальному туру.
11.20 - мы на гребне Северной Каракаи! Тур под снегом был непонятно где, найти его не было никакой возможности. Пришлось оставить записку за мемориальной доской, посвященной защитникам Кавказа. Лёше пришлось нелегко на пути к скале, где была закреплена доска - снег злорадно проваливался, заставляя нашего доблестного руководителя увеличивать обороты. С титаническими усилиями Лёша добрался до цели и спрятал там записку.
11.40 - Витя шагнул с перевала и погрузился в снег по грудь. Спускаться стали без рюкзаков - около двухсот метров тащили их за петли и лямки, оставляя позади след в виде глубокой траншеи в снегу. Открывшийся в клочьях тумана вид с перевала убавил нам оптимизма - сплошной снежный коридор между хребтами.

В снегах Марухского ущелья
"Санный" поезд
На очередном склоне, уже с рюкзаками за плечами мы услышали Витин возглас: "Эй! Ты кто?!". Все остановились, Витя быстро возвращался назад: "Там какой-то зверь в нашу сторону скачет (и показал как). Он серый, возможно, медведь!" Мы выдернули из рюкзаков ледорубы и собрались вместе. Пока стояли, прикидывали, как лучше себя вести - кричать, молчать, или стучать ледорубами. Покричали, помолчали, постучали ледорубами - никого нет. Скорее всего, никакого зверя не было, потому что при дальнейшем спуске следов не обнаружили. Скорее всего, Витю напугал кувыркавшийся в потоке небольшой лавинки грязный снежный ком.
14.00 - остановились на перекус. После приёма пищи в отношении участников группы наблюдалась довольно интересная картина, которую можно охарактеризовать как "спящие привидения", яркость образу придали солнцезащитные маски. После окончания трапезы Артур, вытирая скатерть снегом, выпустил её из рук - она медленно и плавно уплыла по снежному склону далеко вниз. Большинство склонялось к тому, чтобы забыть о ней и в дальнейшем использовать большой полиэтиленовый пакет. Но среди участников команды всегда найдётся хотя бы один с высокой степенью сознательности и ответственности. Таким оказался наш Витя, неоднократно оправдавший звание "руководитель", временно присвоенное ему на Северо-Каракайском. Он повёл группу к месту пребывания скатерти, а затем - дальше по маршруту.

Обед на снегу.
Утро, на горизонте - Марухский перевал.
15.15 -спуск с перевала продолжается. Самочувствие у большинства было отвратительное. Складывалось впечатление, что мы идём не по снегу, а по горячим пескам Сахары. Солнце, проглядывая из-за плотных тёмно-серых туч, беспощадно жгло своими лучами. Практически у всех лица обгорели раньше, чем догадались надеть маски и нанести солнцезащитный крем. Порывом ветра сорвало чехол с Лёшиного рюкзака и понесло как парусную лодочку вверх по склону. Лёша бежал за чехлом метров триста, проваливаясь в снег на каждом прыжке. Догнав беглеца, упал на него и лежал несколько минут, переводя дух. Уже позднее на Витин вопрос, почему за скатертью никто так не дернулся, пояснил, что все дело в цене - скатерть стоила 20 рублей, а чехол - 350! Было за что страдать…
17.45 - остановились у каньона под Марухским перевалом. Витя в торжественной обстановке под сильным пронизывающим ветром передал бразды правления Лёше. Решили "рвать когти" к кошу, который должен был быть где-то впереди на правом берегу Марухи, скрытой пока глубоко под снежным покровом. На этом участке пути у Артура открылось второе дыхание, и он повёл группу к цели. Артур так быстро бежал по снегу, что за ним не могли угнаться ни Лёша, ни Витя. Валя и Настя сильно отстали.
20.00 - у Насти закончились силы - напряжённая работа в первой половине дня дала о себе знать. После краткого военного совета её рюкзак был полностью разгружен, решили дёргать конечностями дотемна. Уже в глубоких сумерках мы вышли на бугор с травянистой поляной, рядом - ручей. Витя предложил ставить здесь палатки, так как расстояние до коша ещё оставалось приличным, а с бугра, по его словам, предстоял сложный спуск. Усталость, мокрые носки и ботинки сразу заставили всех согласиться с этим.
22.30 - в большой палатке состоялся ужин, по традиции начавшийся с командирских, принятых на грудь в честь "Графов Северной Каракаи" - этим титулом наделил всех конечно Витя. Ему то что! Он на этом перевале побывал уже в пятый раз! Ближе к полуночи "графьё" улеглось спать. Подъём был назначен на 7.00.

7 мая
7.20 - Витя начал побудку Вали, Славы и Насти сказками о том, какие красивые шишки качает на молодой сосенке утренний ветерок.

Чьи здесь шишки?
На крутом спуске.

Утро и вправду порадовало всех солнечными лучами и приятным ветерком, который оказался поистине спасительным для наших так и непросохших носков и ботинок. На юге открылась впечатляющая панорама Марухского перевала, к которому тянулась теряющаяся в снегу строчка наших следов. Завтракали и собирались не спеша - вчерашний долгий спуск в долину Маруха все никак не отпускал нас.
10.55 - выход на маршрут начался с крутого спуска. Настя долго "тормозила" и не решалась спуститься по снежному насту, вбивая в него пятки. Пройдя сложный участок, сделали привал для того, чтобы сбросить лишнюю одежду, отрегулировать палки и собрать черемшу, которая здесь называется медвежьим луком. Витя ушёл с фотоаппаратом - снять каньон, вдоль которого мы спустились, и вскоре вернулся, но уже не один - за ним шли туристы из Ставрополя, которых вела Инна Пузанова. Они вчера по нашему следу тоже прошли Северо-Каракайский перевал. Радостно поприветствовав друг друга, мы обменялись впечатлениями, пожелали друг друга счастливого пути, и разошлись.

Витя ведет группу Нины Пузановой.
Каньон урочища "Медвежья пасть".
Чуть позже мы перешли по бревну на левый берег Марухи, где долго пришлось прыгать по болотистым кочкам. Возле пограничного поста у кромки леса мы встретили несколько команд из других городов. В одной из них участница упала в реку при переправе, но обошлось без последствий. С каждым шагом природа преображалась - постепенно на смену болоту и коварному снежному покрову пришли удобные тропы и деревья причудливой формы.
14.35 - перейдя высокий мост через бушующую реку, устроили привал. Это место, которое называют Чёртовой мельницей. За неисчислимое количество лет вода пропилила в скалах узкий и глубокий проход. За её шумом можно и не услышать друг друга. Здесь состоялся обед. Ели картофель-пюре, консервы и шоколад. По общему мнению, сюда можно было бы вернуться ещё раз, хотя бы для того, чтобы пообедать. Это место было самым красивым из тех, в которых мы останавливались на обед. "Вот тебе на! Красоту измеряют желудком! … Да вы сюда в поход или жрать пришли?" - мелькнуло в голове у Вити, и он кинул в рот жменьку орехов из пакетика, именуемого "комплектом карманного питания".
Кипит вода в "Чертовой мельнице".
16.40 - продолжили путь к подъёму на перевал Озёрный. Идти было легко и интересно, пели птицы, пейзаж поражал своей насыщенностью и разнообразием - растущие и поваленные деревья причудливой формы, водопады, постоянно меняющееся русло реки, спускающиеся к ней языки лавинных сбросов.

Застывшая в дереве флора Марухского ущелья.
Через некоторое время после выхода мы встретили двух молодых людей, один из которых оказался Витиным приятелем (этому факту, что с Витей знакомы все встречные и поперечные никто из нас уже не удивился) по имени Дима Шпак (Шнапс). Здесь он руководил коммерческой группой из Москвы, которая накануне около полуночи спустилась с перевала Чигордали и встала дневкой на Маруха. Димин попутчик несказанно обрадовался, когда на вопрос "сигаретки не найдется?" Слава подарил ему целую пачку! Мысленно поблагодарили людей, живших в "бабкиёжкиной" избушке на базе МЧС и оставивших для гостей блок сигарет "LD".

"Инопланетяне", встретившиеся на пути.
17.00 - начали неторопливый подъём к перевалу Озёрный.
19.15 - нечаянно свернув с тропы, наткнулись на нишу в склоне с удобной площадкой. Как раз для двух палаток и рядом ручей. Ночуем здесь! Витя, ходивший просмотреть дальнейший путь, поднял в лесу оленя, который пробежал близко от палаток. На следующий день предстоит ранний подъём, запланированный руководителем на 4.00. Непосредственно перед ужином Лёша почувствовал боли в районе сердца и плеча, попросил у Насти "Корвалол" и "Валидол". Выглядел он неважно, особенно на дисплее фотоаппарата, где нестертый солнцезащитный крем на щетине верхней губы и висках сразу добавил ему лет сорок…
Лёша через 40 лет.
Разбудить забыли.


8 мая
5.20 - подъём. Лёша дал всем поспать, так как решил, что мы недостаточно отдохнули, но, тем не менее, Валю с Настей поднять - подняли, но не разбудили… Завтрак, после него перед выходом почистили зубы, а Артур для укрепления духа даже постирал носки. Поднявшееся солнце разгоняло остатки утреннего тумана на дне долины.


Счастливая находка.
На перевале Озерный.

7.40 - выход под перевал Озёрный. Перед началом подъёма не перевал Валя нашла подкову. Хорошая примета! В Архыз мы сегодня мы, наверное, попадём!
9.00 - начало подъёма на перевал Озёрный оказался заснеженным, местами выглядывали травянистые участки. Настя травянистые склоны не любит и норовит лишний раз долбануть и уколоть их своими палками.
10.40 - первым на седловину поднялся Лёша, нашёл разворошённый тур и пустую баночку без записки. Видимо, сильный ветер выдул её из банки, или постарался шаловливый мишка. Спуск с перевала совершали по огромному, плавно снижающемуся снежному плато. Шли быстро, без остановок, сознавая, что до Архыза ещё как до неба.
12.45 - устроились на обеденный перекус перед переправой через горную речку. Пока варился обед, Витя переправился через речку и пошёл на разведку - набить след и оценить степень проходимости дальнейшего пути. Овсяная каша была готова, консервы открыты и только после этого вернулся Витя и сообщил Лёше, что путь к перевалу Архызское седло придётся тропить.
Очередная переправа.
"Мы из лесу вышли…"
14.20 - подход под перевал. Предположения Вити о трудности дальнейшего маршрута подтвердились частично - снег проваливался, но не так глубоко и часто как на Северо-Каракайском, ставшим для нас мерительным эталоном сложности пути и собственной крутизны.
16.30 - выход на седловину перевала. Радости не было предела - появилась мобильная связь! Все сразу стали звонить домой и сообщать, что с нами всё в порядке.
17.00 - Лёша объявил начало спуска в Архыз. Несведущему наблюдателю могло показаться, что участники группы полны сил и энергии. Однако, весь секрет заключался в "таинственной силе гемоглобина", точнее говоря, в пиве и хычинах, манивших нас в Архыз.
17.00-18.50 - мы неслись на всех парусах по лавинному сбросу, преодолевая снег, грязь и ветки, затем - по лесной тропе. И неважно, что ноги бежали отдельно от тела, а оставшиеся километры исчезали как фантомы мимо сознания - цель манила своей близостью.
18.50 - на выходе из леса наш "слалом" притормозили егеря и проверили наличие пропуска через Тебердинский заповедник. Ещё десять минут и вот мы уже возле магазина, ещё полчаса - и, наконец! Хычины! Пиво! Ци-ви-ли-за-ция! Вах! Вокруг нас ходят женщины в туфлях на шпильках и мужики в галстуках. Мы тоже хорошо выглядим в бахилах и в белых кругах вокруг глаз - нетронутые лучами солнца участки кожи под очками…
21.00 - после окончания трапезы уже никому не хотелось никуда идти. Решили найти водителя, который нас отвезёт; на его поиски отправились Слава и Витя. Результат поисков получился неожиданным: в качестве водителя "такси" выступил хорошо принявший на грудь джигит, плохо соображавший по-русски (возможно, язык был вообще ни причём); с ним была подружка - женщина легкого поведения; в качестве такси - старенькая "таблетка". В пути мы испытали массу новых чувств. Сочинский джиппинг, о котором рассказывал Артур, по всем параметрам уступает нашему путешествию по дороге на Фестивальную поляну. Водитель оказался поистине Юлием Цезарем - одновременно он успевал управлять машиной на кочках и крутых поворотах вдоль обрывов над рекой, нажимать кнопки на магнитоле и домогаться к своей подруге. Этот незабываемый экстрим обошёлся нам в 1000 рублей и дополнительными полутора километрами пути -водитель не захотел везти нас на поляну. В пути Слава очень точно подметил: "Надо было ему (водителю) заплатить 3000 рублей, и он бы нас отвёз на Северо-Каракайский и ещё бы спустил вниз". Однако 1,5 км с рюкзаками за спиной нас ни капельки не расстроили, мысленно мы благодарили Бога за то, что в целости и сохранности вышли из "такси" на своих двоих...
22.00 - дождь, мы пришли на поляну, поставили лагерь. Рядом гремит фестиваль бардовской песни. Где-то около получаса мы пытались привести в порядок свои ступни после извлечения их из мокрых носков и ботинок. Ноги в ботинках буквально "сварились", и кожа была похожа на апельсиновую корку под микроскопом. Дабы сразу избавиться от бессонницы, грозившей всей команде, перед сном приняли микстуру под названием "BagBeer" и забылись мёртвым сном.
9 мая.
Спали до упора, но не упёрлись - в 8.40 все уже проснулись. Душа пела от счастья, что не нужно никуда идти и не нужно что либо срочно делать. Завтрак затянулся - пришли друзья Вити - Светлана - бывшая студентка мединститута с мужем Геннадием и мы долго весело болтали, выпивали. Потом пели песни с другим приятелем Вити - Андреем из Краснодара. Чуть позже Света принесла ещё продукты, завтрак сам по себе перешел в обед.
Постреляли из пушки поляне Слетов.
Самовар - паровоз.

15.00 - Витя, Артур, Лёша и Настя направили свои стопы, закалённые в снегах кавказских ущелий и долин, на поиски лагеря Александра Даржании - ещё одного из зубров ставропольского туризма, с которым вместе ходил Витя.
16.00 - "встреча на Эльбе" состоялась у большого самовара. Мы опять принялись за старое - выпивать и закусывать.
18.00 - к нашему возвращению Слава и Валя приготовили очень вкусный суп, который чудесным образом поместился в наши уже далеко не голодные желудки. После ужина все разбрелись кто куда: Валя, Слава, Настя и Артур - на бардовский фестиваль; Лёша и Витя ушли к костру ставропольских туристов из "Ратибора".
10 мая
7.00 - подъём. Около 8.00 отвесно с неба повалил мокрый снег крупными хлопьями, все вокруг спряталось под белое покрывало. Картина - словно Новый год! Только под таким снегопадом лучше быть здесь, в долине, на поляне, чем где-нибудь наверху. У нас завтрак без иллюзий - "Анаком" и рыбные консервы с кружкой кофе и остатками сухарей. Продуктов хватило как раз. В последний день съели последнее.
9.30 - под снегопадом уходим по дороге, ведущей в поселок Архыз.

Завтрак на Фестивальной поляне.
Дорога к автобусу в поселок Архыз.
11.30 - пришли в посёлок, возле завода, разливающего природную воду "Архыз" уже стоит наш автобус. На нем и на наших рюкзаках шапки снега. Ставим в маршрутную книжку у местных спасателей отметку об окончании путешествия. Покупаем в дорогу хычины и айран.
12.00 - отъезд в г. Ставрополь, весь автобус спит. Кому снился домашний уют, кому - прошедшие дни в горах…
Серое небо роняет в Аксаут
Снежные хлопья, мешая с дождем.
Вдоль массива горы Каракая
К перевалу по склону идем.

В криволесье, за ветки цепляясь,
По заснеженным скалам скользя,
Рюкзаки, то и дело снимая,
Где пролезть вместе с ними нельзя.

Будто в старом кино черно-белом -
Просто цвета другого здесь нет,
Каракайские скалы чернеют,
Белый снег засыпает наш след.

Теберда-Архыз-Ставрополь Май-июнь 2009 г






Похожие материалы:
Более старые материалы:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить